Страсть, которая превращается в автомобили: рождение суперкара SCG

Все мы знаем о любви кинозвезд к дорогим автомобилям. Можно сказать, что все мировые ателье автотюнинга работают на них – скромные тиражи тому подтверждение. Кому еще (за исключением сумасшедших коллекционеров) по карману купить эксклюзивный автомобиль с ценником в шесть нулей, а потом еще и разбить вдребезги этот музейный экспонат, находясь в «творческом порыве»? Мир кино сводит с ума…. Что уж говорить о людях, находящихся по ту сторону индустрии…

Среди музыкантов, к примеру, больше в ходу раритетные авто. А вот звезды киноэкранов наоборот, любят щегольнуть высокооктановым числом: в их мире человек неизменно рассекает на шикарном болиде/чоппере как внутри кадра, так и снаружи. Этот образ давно стал нарицательным и воспринимается теперь так же обыденно, как «орбит без сахара», «шоколадный батончик» и «виски с колой».

Темное прошлое

Парадокс, но подобным блеском теперь даже рядового гражданина с постоянной пропиской в «хрущевке» удивить трудно. Ведь в его телевизоре тандем селебрити и автобренда остается неизменным даже в «кошерной» рекламе – меняются только лица и названия машин. И по-настоящему необычным явлением здесь стала бы автомобильная марка, принадлежащая голливудской звезде. Причем не просто купленная, а созданная ей самолично, с нуля, которая выпускала бы со вкусом сделанный штучный товар.

«Даже если такой зверь и существует, мы никогда его не увидим», – скажут на это скептики, как если бы им подсунули еще одно «хоум-видео» об охоте на снежного человека. И будут неправы! Ведь одно из таких творений, а именно скоростной болид SCG, не просто есть – в 2015 году он занял персональный стенд на Женевском автосалоне, будучи признанны одним из самых дорогих суперкаров выставки! Оказалось, что компания, ответственная за выпуск сенсационного авто, основана американским режиссером, продюсером, финансистом, коллекционером (и черт знает, кем еще) Джеймсом Гликенхаусом.

FotorCreated

Даже постеры фильмов Гликенхауса оригинальностью не блистали

Неизвестно, на чем сколотил свое состояние наш герой, чтобы создать собственную автокомпанию Scuderia Cameron Glickenhaus, но это точно были не его фильмы. Снимая в 1980-х шаблонные боевики типа «Макбэйн» и «Вымогательство» или трэшовые ужастики а-ля «Франкеншлюха», максимум, чего добивался режиссер, это присвоения его картинам категории R, что означало «просмотр лицам до 17 лет запрещен». В прокате этим фильмам не удавалось отбить и свой бюджет, не то что заработать. Даже совместная работа Гликенхауса с молодым Джеки Чаном не принесла хорошего результата: от полицейского боевика «Покровитель» не пришли в восторг ни зрители, ни его участники…

Зато другая сторона личности Джеймса оказалась более привлекательной. Рожденный в среде финансовых теократов, истинный сын «Большого яблока», Гликенхаус знал, как и во что правильно вкладывать деньги. Удачно инвестировав в ряд проектов, бывший режиссер здорово разбогател. Денег оказалось достаточно, чтобы он и дальше мог снимать свои жуткие фильмы. Но вместо этого Джеймс продолжал наращивать свой капитал.

Коллекционер с размахом

В XXI век Гликенхаус входит, как влиятельный инвестор и расчетливый биржевой маклер. Истории о карикатурном киношнике канули в Лету, ибо в Нью-Йорке победителей не судят. Отныне г-н Гликенхаус задает тон в высшем свете и даже может позволить себе коллекционировать редкости. Автомобили – в том числе.

«Какой русский не любит быстрой езды?!», – гласит избитая поговорка. Являясь коренным жителем штата Нью-Йорк, Джеймс вряд ли причисляет себя к выходцам из России, но явно солидарен с оными в вопросах скорости. Новая страсть для бывшего режиссера вскрывается, как нарыв. Г-н Гликенхаус неожиданно для самого себя вдруг понимает, что всей душой любит гонки. А потому хочет в них участвовать.

Играть Джеймс привык на стороне победителя, поэтому обратился к компании Ferrari. Да не просто так, а с готовым проектом.

Зацените, господа, идею скоростного спецкупе!

Хочу себе эксклюзивный вариант, какого на улицах больше не встретишь. Пусть начинка будет от Ferrari Enzo (мощность форсированного 12-цилиндрового мотора в 670 «лошадей» меня устраивает), но в кузове, стилизованном под гоночные болиды 1960-х!

Итальянцы, составив смету и увидев сумму в $3 (!) млн, сперва пальцем у виска покрутили, но, не встретив возражений со стороны заказчика, охотнее пошли на контакт. За проработку дизайна авто взялись умельцы из ателье Pininfarina. Они самостоятельно провели ряд аэродинамических тестов карбонового кузова, выплавили новые колесные диски, изменили интерьер. Автомобиль полностью создавался из эксклюзивных деталей. И на выходе болид, названный Ferrari P4/5 Pininfarina, мог считаться самостоятельной моделью компании. Но принадлежал он только одному человеку – Джеймсу Гликенхаусу.

Помимо эффектной внешности, этот суперкар любопытен и изнутри. Его интерьер отличается аудиосистемой на основе iPod Nano, продвинутой GPS-навигацией, автономной системой пожаротушения и сиденьями, сделанными в полном соответствии с антропометрическими данными Гликенхауса и его сына. Этот автомобиль не является концептом: его по праву можно назвать одним из лучших в мире, ведь он умеет ездить быстрее, чем большинство суперкаров планеты. Итоговый счет за Ferrari P4/5 Pininfarina составил более $4 млн, но Джеймс неоднократно заявлял, что машина стоит каждого цента.

Данный заказ подтолкнул Ferrari затеять для супербогатых клиентов серию Special Project, в которой заводские модели переделывались, учитывая все пожелания заказчиков. В число таковых вошли именитые бизнесмены из списка журнала Forbes (Юнитиро Хирамацу, Чираг Арья, Эдвард Уолсон) а также британский блюзовый музыкант Эрик Клэптон.

Экспонаты собственного производства

Что касается Гликенхауса, ему эксперимент не только понравился, но и подтвердил большие из ожиданий: «если есть идеи и деньги на их воплощение, автомобиль мечты можно построить самому!». Бывший режиссер затеял новый проект, и руководство над ним вверил Паоло Гарелле – одному из лучших инженеров, трудившимся над Ferrari P4/5 Pininfarina.

Тот собрал собственную команду в лице итальянской же компании N.Technology, которые в 2011 году изготовили трековый болид P4/5 Competizione. Автомобиль показал неплохое время в заезде «24 часа Нюрбургринга» (в экспериментальном классе Е1-ХР2), хотя и не занял призового места. На следующий сезон его трансформировали с помощью фирмы Podium Engineering до полной неузнаваемости, после чего на борту суперкупе уже красовался значок SCG – логотип самостоятельной автомобильной компании.

Выполняя все эти «переделки», Гликенхаус посредством нанятых инженеров как мог вникал в тонкости автомобильной сборки. Ему хватило ума понять, что создание автомобиля «с нуля» – еще более затратное дело, чем его постройка с «донорскими» органами. Но при этом бывший режиссер не стал экономить на важных вещах, как это делают многие автопромышленники. Чтобы создать свой первый автомобиль марки Scuderia Cameron Glickenhaus, он не только ангажировал спецов из туринских ателье Podium Engineering и Granstudio, но и пригласил в команду разработчиков Паоло Катоне – того самого инженера, авторству которого принадлежит прототип Peugeot 908 HDi FAP (машина победила в марафоне «24 часа Ле-Мана» в 2009 году).

Специалисты строили первенца SCG вокруг монокока из углепластика, дополненного гоночными двухрычажками push-rod (толкающего типа) и регулируемыми амортизаторами KW. Двигатель HPD (Honda Performance Development) хоть и послужил «донорским сердцем», но перебран был основательно. Умельцы «сварганили» из него особенный агрегат V6 объемом 3,5-литра с двумя турбокомпрессорами. Мощность такого мотора составила 530 л. с., а максимальный крутящий момент – 700 Нм. Тягу двигателя распределяет семиступенчатая «секвенталка» гоночного типа от Hewland. При этом снаряженная масса SCG с индексом 003 равна 1 350 кг, а развесовка по осям близка к идеальной и составляет 49:51. Что еще нужно любителю быстрой езды из Беверли-Хиллз или Уолл-Стрит?

Создание первых моделей марки SCG заняло около трех лет. Причем команда инженеров-механиков едва успела довести до ума хотя бы один из них к открытию знаменитейшей в мире автомобильной выставки.

Премьера-дебют

И вот Женева, 2015 год. У стенда Scuderia Cameron Glickenhaus не продохнуть – журналисты облепили выставочные суперкары, как мухи. Когда суета, наконец, рассеялась, к болидам не спеша подтянулись солидные мужчины в дорогих костюмах, сшитых на заказ. Касаясь машин скользящим оценивающим взглядом, они будто смаковали хорошо выдержанное вино. Гликенхаус довольно щурился: он знал, что цена каждой машины в два с небольшим млн евро – отличный повод, чтобы расширить клиентскую базу. А в том, что на его машины будет спрос, он даже не сомневался. «Все в мире имеет цену» – рассудил он, как истинный финансист, «особенно право на индивидуальность».

Ему было плевать, что за ту сумму, в которую он оценивал свои «трешки» SCG, можно было купить несколько Porsche 911 Turbo или Mercedes-AMG GT S – у него у самого в автопарке были десятки подобных автомобилей. Гликенхаус знал, что толстосумы заглотят наживку, ведь когда-то он и сам мечтал о машине, которой больше ни у кого нет. Должно же, в конце концов, быть что-то дороже денег. Например, «страсть, которая превращается в автомобили»…

Источник

Метки:
Больше нет статей